Интервью с Яном Скрыганом

10 апреля 2010 года в рамках Международных дней мандолинно-гитарной музыки «Мандолиниссимо» в Малом зале филармонии прошел концерт одного из самых востребованных в Беларуси классических гитаристов – Яна Скрыгана. Встретившись с Яном на следующий день после концерта, мы побеседовали о том, как складывается его творческая жизнь после отъезда в Германию. По ходу беседы в глаза бросилась одна интересная деталь: отвечая на вопросы, говоря «у нас», Ян неизменно подразумевал Беларусь, а значит, несмотря на отъезд, он был и остается нашим, белорусским гитаристом, концерты которого с неизменным интересом ждет белорусская публика.

Ян Скрыган на концерте в Минске 10 апреля 2010г

***

- Ян, расскажи, как складывалась твоя жизнь после отъезда в Германию. Как появилась идея об отъезде?

- Идея, в общем-то, даже не из-за меня возникла, а из-за моей жены Кати. Она бывшая домристка, училась здесь у Н. Марецкого в консерватории и стала увлекаться мандолиной. А так как мандолина в Белоруссии профессионально не преподается, мы искали какие-то пути, искали где она есть. И оказалось, что есть она в Германии и очень там культивирована. В общем-то, именно из-за этого мы сорвались. Сконтактировались с ее будущим педагогом и все… Я тоже нашел там что-то для себя. Я знал, что мы собирались в район Кёльна поэтому изначально была мысль попасть прямо к Р. Аусселю. Но потом получилось так, что мандолина в другом отделении преподается и мы решили, что я тоже там буду находиться. Хотя потом оказалось, что расстояние там, в принципе, не проблема – все ездят и на более далекие расстояния. А мы поначалу попали туда… вообще непонятно куда. Не знали что делать, как надо вести себя, как быть. Поэтому решили в одном и том же месте обосноваться и учиться. Поэтому я попал к Дитеру Крайлеру и у него проучился четыре года – восемь с половиной семестров.

- Что ты официально закончил?

- Официально я закончил Кёльнскую Высшую школу музыки в Вуппертале, это отделение Кёльна. Там я окончил основное обучение, а дальше Концертэкзамен – это что-то вроде нашей магистратуры, уже у Роберто Аусселя в Кёльне. Немножко мы освоились, поняли, что все не так страшно, можно поездить – даже за 600 километров, когда Катя нашла работу. Расстояния оказались не проблемой. Ну а потом нашу консерваторию экстерном. Жалко как-то стало и обидно, что учились-учились…

- Ян, сегодня многие стремятся выехать за рубеж, считая, что за границей проще реализовать себя, в том числе, как музыканту. Так ли это на самом деле?

- Это далеко не так. У многих молодых людей, которые живут у нас и которые, может быть, не были за границей или были, но кратковременно – на фестивалях, выступали на концертах – у них складывается иллюзорное представление о том, что они приедут и все сложится сразу удачно. На самом деле все не так просто. Ты приезжаешь в совершенно чужеродную среду, абсолютно незнакомую тебе и ты незнаком никому там. И ты должен начинать с нуля. Это немного остужает пыл. Особенно поначалу – найти жилье, обустроиться – на все это уходят силы, время, энергия. Другие люди, все другое и только по прошествии некоторого времени все начинает налаживаться. Т.е. это нереальное мышление. Я имею в виду тех, кто думает, что переехав в другую страну сможет сразу самореализоваться. Не переквалифицироваться как моя жена. У нее была конкретная задача выучить другой инструмент, что она прекрасно сумела сделать. В Германии у профессиональных музыкантов есть условия для того чтобы оставаться профессиональными музыкантами, т.е. зарабатывать на жизнь тем чему ты учился и что ты любишь. А у нас в филармонии за сольный концерт в двух отделениях платят 30 Евро. Но для того, чтобы стать востребованным в чужой стране, нужно уметь не только очень хорошо играть на своем инструменте, но и обладать еще массой других качеств, такими как менеджерские, например.

- Не мог бы ты рассказать об основных тенденциях развития классической гитары в Европе?

- Например, в Германии в плане классической гитары очень многое происходит. Появляется масса новых фестивалей, много молодых исполнителей, которые выводят гитару действительно на один уровень с фортепиано и скрипкой, когда слушаешь и понимаешь, что речь уже не о гитаре или каком-то инструменте, а о музыке. А что касается популярности классической гитары, то ситуация обстоит как и везде – не только у нас, но и Европе. Классическая гитара не является популярным инструментом, это инструмент элитарный, который имеет свою историю, своих поклонников, любителей. Их немало, да, но она никогда не выходит на большие площадки, как это было во времена Сеговии и поколения после него. Таких мэтров, как Барруэко и других, когда он играл на стадионах Аранхуэс. Сейчас такое все реже происходит. Гитара уходит в камерный зал и это, наверное, правильно. Все-таки это такой инструмент, для которого нужны определенные рамки. Инструмент должен наилучшим образом себя выражать и в этом плане камерный зал – идеальное условие для этого. И своя публика любителей гитары, классической.

- Ян, слушая европейских гитаристов, обращает на себя внимание культура звука, высокий технический уровень. Почему такое понимание гитары у нас возникает только сейчас?

- Я думаю, что это, возможно, связано с тем, в каких условиях находилась классическая гитара в Советском союзе. Хотя находились энтузиасты, которые каким-то образом делали классическую гитару действительно классической. Например, А. Иванов-Крамской. Инструмент был народным и сейчас остается народным, и поэтому эстетика совершенно другая. Гитара изначально совершенно не рассматривалась как академический инструмент. Наверное, это и стало причиной того, что гитара так поздно появилась в том виде, в котором она сейчас есть. Да, все это «благодаря» Союзу, закрытым границам. И второй момент, мне кажется, чисто эстетический: мы воспринимаем музыку, опять-таки, через наше воспитание, через ту систему образования, которая у нас сложилась. Мы представители другой культуры. Там, насколько я понимаю, не было такого большого разрыва, изменения отношения к инструменту, и поэтому, может быть, все сложилось таким образом. Мы все живем в Европе, но та музыка, которую мы играем – она написана немецкими, итальянскими и другими композиторами, а это совершенно иные культуры. Их нужно знать, изучать и понимать. И пока ты этого не понимаешь, будешь талантливо играть, здорово, но в итоге неправильно. Нам не хватало просто знаний.

- Иными словами, мы сейчас повторяем путь, который до нас был пройден в Европе?

- Да, и мы очень быстро это наверстываем. И я думаю, что даже уже очень достойно конкурируем внутри Европы. И, может быть, даже в чем-то имеем преимущества благодаря нашему менталитету и нашему ощущению музыки. И благодаря таким энтузиастам, как например, Е. Гридюшко, В. Живалевский – тем людям, которые просто любят гитару.

- Ян, может быть, ты дашь какой-то совет молодым музыкантам, что нужно делать, чтобы проникнуться европейской культурой, стать ее частью?

- Надо выезжать, несмотря на все возможные неудобства и препятствия. Ездить, слушать других, обмениваться опытом… Но при этом и не терять себя… Книжки читать какие-нибудь умные (смеется).

- Например?

- Не так давно я открыл книжку Николауса Арнонкура. Она была написана давно, где-то в 80-е годы и у нас была неизвестна. Мне ее посоветовал Ауссэль. Она очень на многое открыла мне глаза. Я думаю, что всем музыкантам было бы полезно иметь эту книгу, как некую музыкальную библию. Ну и знать, что помимо интуиции, есть некие музыкальные законы и знания. То есть два момента: твой внутренний мир и объективный момент, который нужно учитывать, чтобы не изобретать велосипед.

- В твоем репертуаре преобладают произведения классического и романтического стилей. Эта «твоя» музыка?

- Да, скорее всего, моя. Я больше склонен к романтической музыке. Хотя какое-то время увлекся современной музыкой, отошел от романтики, а сейчас вновь потянуло. Да, это дело близко мне и, наверное, что-то у меня получается в этом.

- Что привело тебя к барочной гитаре.

- Катя играет на барочной мандолине. Для этого инструмента есть много оригинального репертуара. И поэтому мы решили, что для лучшей звуковой гармонии мне нужно играть не на классической гитаре, а скорее на барочной. Поэтому я взял виуэлу, которая хорошо сочетается с барочной мандолиной.

- От разных гитаристов доводилось слышать, что на выпуске музыкальной школы ты играл то ли Чакону, то ли Вариации на тему Моцарта.

- Я не помню… Только помню, что Чакону я начал разбирать в школе, а Вариации на тему Моцарта я играл... Но как? (смеется)

- Известно, что с самого начала твоих занятий на инструменте у тебя были способности в технике, скорости освоения репертуара…

- Не знаю…..

- То есть, ты этого не ощущал?

- Наверное, у меня что-то получалось, раз так говорили. Быть может, это как-то и подстегивало, что надо заниматься дальше. Когда я учился в школе, в начале 90-х, у нас было много хороших гитаристов, хороших педагогов. Но было мало обмена, и мы были первыми, кто стал куда-то выезжать, в Польшу, например. И это очень сильно стимулировало, особенно в училище. А в школе мне дал хорошую базу мой педагог Николай Николаевич Шило. И я ему очень благодарен за это. Я что-то не помню, что много занимался, только перед концертом.

- Ян ты исполнял и записывал музыку Дениса Асимовича. К сожалению, Дениса уже нет с нами, не мог бы ты немного рассказать о нем?

- Ужасно, конечно… Я когда узнал, чуть с ума не сошел. Когда есть человек, особо не задумываешься, а когда его нет, понимаешь, что нечто колоссальное потерял. Да, я играл пьесы Дениса, но далеко не все. Партиту я играл, но так… не очень. Элегию, маленькую совсем пьеску. И я играл его Сонатину, которую не играл даже сам Денис. Сонатина «Мегаполис», я ее в Польше исполнил, мне она очень нравилась. Денис был человек уникальный, очень творческий. От него какая-то энергия исходила, в нем был железный стержень, невероятный… Хотя он был настолько мягкий, ранимый жутко, и в тоже время невероятно непоколебимый и очень требовательный к себе, абсолютно бескомпромиссный. Он прекрасно знал, что он делает и что он должен делать.

- Чем ты занимаешься сейчас, живя в Германии: преподаешь, выступаешь?

- Несколько дней в неделю преподаю в музыкальной школе. А концерты… Мы одно время много выступали с Катей, когда по ее линии было много разных фестивалей. Сейчас у нас был зимний перерыв, но теперь снова что-то наклевывается – собираемся на фестиваль в Голландию, потом несколько сольных концертов в мае и июне, мастер-классы, сольные концерты и в дуэте с Катей осенью.

- На какой гитаре ты сейчас играешь?

- Вообще у меня гитара Дитриха. Сейчас я жду новый инструмент – Гнатека. Он сам поляк, но живет в Австралии, думаю, что хороший будет инструмент. Когда мы ездили в Тыхи, не помню, в какой из разов он привозил свои гитары. Когда мы их попробовали, то были поражены. Я надеюсь, что буду доволен.

- А как ты относишься к гитарам Терикса?

- Хорошие гитары, достойные, да. Особенно последние его «сендвичи». Я сейчас поиграл на гитаре с другой конструкцией – с решеткой вместо пружин, типа смолменовской. Эта конструкция дает неимоверный объем и мощность, хороший баланс, сустейн. Потом берешь другой инструмент, и он кажется тебе детской игрушкой.

- Ян, мы приготовили тебе небольшой сюрприз: у нас есть запись одного молодого гитариста.

(Смотрим запись.)

- А где это?

- ДК «МАЗ», 1997 год.

- (смотрит, с улыбкой) Надо позаниматься.. (смеется) А сколько мне тут лет…. 97-й год. Это консерватория… или нет. Это училище еще. Да, да, да. Второй курс училища что ли?

- Ян, тебя не посещает ностальгия?

- Есть, конечно, такая катка у нас тут была, ядро энергетическое. Это все постепенно угасало, все разъезжались по разным точкам. Ну что ж, время идет, ничего не поделаешь. Так сложилось, поэтому нужно исходить из ситуации. Когда приезжаешь, граница перестает быть особо заметной. Наверное, надо, чтобы прошло больше времени, чтобы почувствовать какую-то разницу. Не знаю, как там дальше пойдет, но я думаю чаще бывать в Белоруссии и на чем-то не зацикливаться. Быть везде.

- Но ты планируешь обосноваться в Германии?

- Я закрепился, но там пока держит работа, я имею ввиду школу, привязывает.… но посмотрим.

- Ян, большое спасибо!

***

Подготовка интервью: Максим Цеханович, команда сайта Гитара.by


Дополнительные материалы:

Сайт Яна Скрыгана

Интревью:

Главная страница раздела «Интревью»

Интервью с Никитой Болдыревым 23 февраля 2010г

Сайт работает на движке BlogEngine.Net
Дизайн: Mads Kristensen, Mooglegiant
Copyright © 2009-2017 Гитара.By
Создание и поддержка сайта:
Татьяна и Алексей Отрадновы
Создание и поддержка форума:
Павел Киевлякис, Сергей Буров
Статьи и интервью:
Ольга Киевлякис, Максим Цеханович