Как стать композитором

Я композитор. Вообще-то я стесняюсь себя так называть. Вернее сказать раньше стеснялся. Не то что бы я сейчас потерял всякий стыд, но частью его пришлось, всё-таки, пожертвовать. Просто это неотъемлемая часть стать тем, кем я себя сейчас называю.

Всю свою сознательную жизнь я был простым и счастливым музыкантом. Получал удовольствие от исполняемых мною произведений и был на верху блаженства, когда чувствовал, что и слушатели получают от этого удовольствие. Однако на протяжении всей своей творческой биографии от обывателей мне приходилось выслушивать пожелания играть что-нибудь своё - авторское. Мол, какой же ты музыкант, если своего ничего не умеешь… Но ведь практически всё уже давно написано: и классика, и романтизм, и авангард, и додекафония… Многие в своих экспериментах даже отказались от сдерживающих рамок тональности и вышли за её пределы. Словом, на всех изобретениях в этой области искусства можно было бы уже поставить точку. И первым в этом признался отец славянской классической композиторской школы М. И. Глинка, сказав, что музыку сочиняет народ, а мы композиторы её обрабатываем. И пошло, и поехало… Обработали всё! Нашему поколению ничего не оставили. Разве только что обрабатывать обработанное. А что, идея! Если не обрабатывать, то, во всяком случае, цитировать. Ведь вся музыка (да и вообще всё искусство) состоит из цитат, и чем мельче используемые цитаты, тем больше права выдать новое творение за своё...

Ну а чтобы было понятно и тем, кто далёк от музыки, я попробую объяснить секрет этой техники на примере поэзии. В поэзии всё точно также. Заготовок хоть отбавляй. Ведь мы тоже будем пользоваться теми же словами, которые употребляли в своих творениях А.С.ы Пушкин и Грибоедов. Главное, обзавестись запасом рифмованных слов. И не нужно гнаться за сложными и редкими рифмами, например такими как: кеды – полукеды, смогла – не смогла, брат – двоюродный брат, семьдесят рублей – восемьдесят рублей… Будьте проще! И не говорите, что первая рифма на слово «Европа», которая приходит к Вам в голову, - «Пенелопа»… Не надо… А если что-то не срифмуется, говорите, что это «белый стих», или новое направление. Вам обязательно поверят.

Привожу пример вышеупомянутой техники письма:

ШЛЯГЕР.

Подборка и сборка О. Копенкова

1 куплет:

       Em             Am        B7             Em

Заберу тебя скорей, увезу за сто морей,

         C              Am         B7              Em

Поцелую там везде у прохожих на виду.

        Em            Am     B7              Em

Назову тебя любимой девочкой своей

       C                        Am          B7              Em

А о том, что всё пройдёт, напоследок я скажу.

Припев:

            Em                        Am

Там мохнатый шмель на душистый хмель,

          D7                         G

И с дубов-колдунов облетает листва,

        C                     Am

Там лапы у елей дрожат на весу,

          F#7                        B7

И там город молчит, и молчат дома.

            Em                      Am

Там и клён шумит над речной волной

              D7                            G

Для звезды, что сорвалась и падает,

              C                            Am

В подворотне танцует осень вальс-бостон,

         F#7                        B7 Em

И не меркнет свет, и всё радует…

2 куплет:

А когда над крышей дома листья жёлтые закружат

И когда поймём, что встречам и разлуки суждены.

Я уеду в Комарово, чтоб ласкать чужие губы

Там под клёном раскурдявым и под небом голубым.

Припев.

Проигрыш.

Припев.

Как видите, я подписался под (вернее над) этим шедевром. Главное не стесняться. И как только теряется стыд – сразу открываются такие стилистические высоты, которым бы позавидовали самые продвинутые классики.

Нужно только попробовать, и у вас обязательно получится!


Рассказы Олега Копенкова:
Как стать композитором
Сайт работает на движке BlogEngine.Net
Дизайн: Mads Kristensen, Mooglegiant
Copyright © 2009-2017 Гитара.By
Создание и поддержка сайта:
Татьяна и Алексей Отрадновы
Создание и поддержка форума:
Павел Киевлякис, Сергей Буров
Статьи и интервью:
Ольга Киевлякис, Максим Цеханович